toihara (toihara) wrote in karafuto_ken,
toihara
toihara
karafuto_ken

Categories:

Мария Дмитриева-Сулима

Хочу немного рассказать о выдающейся заводчице лаек Марии Георгиевне Дмитриевой-Сулима.

Мария Дмитриева появилась на свет в Чердыни, в небольшом городке Пермской губернии по соседству с Коми краем (в некоторых источниках говорится о ее дворянском происхождении). Уже с детства девочка проявила необычайную любовь к природе и к животным. Подросшая Мария многих удивляла своей страстью и к дикой природе. Например, ей ничего не стоило приручить медвежат или зайчат. С юности ее полностью поглотили охота, лошади, собаки. Некоторые исследователи появление в России этой женщины-охотницы с лайками считали своего рода феноменом. Для Марии Георгиевны охота не стала самоцелью. Ее точные, тонкие наблюдения над явлениями природы, доскональное знание всех качеств охотничьих собак, богатый кругозор, помноженные на писательский дар, обогатили страну уникальной серией книг и статей. Более того, в истории русской охотничьей литературы она стала первой женщиной – автором большого, не потерявшего актуальности по сей день труда «Лайка и охота с ней».

М.Дмитриева-Сулима сама воспитывала собак, охотилась с ними и знала в совершенстве собаководство. А породой собак, которой она предсказала большое будущее и которой она не знала равных в охотничьем промысле, была лайка.

«Разновидности лаек существует столько же, сколько существует отдельных племен на Севере», – подытоживает автор. Изучая любимую породу собак, неутомимый ее популяризатор изъездила множество российских губерний. В 1904 году в иллюстрированном журнале «Живописная Россия» увидели свет путевые очерки Дмитриевой-Сулима «По дальнему Северо-Востоку России». В отдаленные, малоизведанные районы Северо-Востока страны Марию Георгиевну заставила отправиться неиссякаемая любознательность, страсть к путешествиям. Еще для нее этот путь был крайне интересен «в бытовом и охотничьем отношениях... Я наконец могла испытать европейских северных собак, лаек, в азиатской горной тайге и на охоте по тем зверям, которых нет в других местностях Европы и Азии, как, например, чубуку – горные бараны».

Путешествие, потребовавшее уйму средств и сопровождавшееся массой трудностей и лишений, растянувшееся на много месяцев, проходило по сибирским рекам Лене, Алдану и Мае. Затем охотница со своими лайками перешла от Якутска через перевалы Саянского хребта до Охотского моря и добралась до Сахалина. Надо ли говорить, что такой чреватый тысячами опасностями путь часто недоступен даже для следопытов, бывалых мужчин. Отважной женщине этот почти непреодолимый маршрут покорился.

Всю дорогу она вела дневники, подмечая множество деталей, проявляя любопытство ко всему и вся, встреченному в пути. Бесценными делают путевые очерки зарисовки о жизни и быте тунгусов, якутов, скопцов, духоборов, осевших по берегам северных рек политссыльных.

Следующий отрезок жизни знаменитой охотницы и путешественницы наиболее интригующий. И одновременно – самый малоизвестный.

В 1904-1905 годах,  путешествуя по дальнему Северо-Востоку , Мария Георгиевна очутилась в зоне боевых действий (началась русско-японская война  - похоже что это было на Сахалине) и попала в плен. Но ее бесстрашие спасло жизнь: она сумела вырваться и сбежать из японского плена*. С Дальнего Востока Дмитриева-Сулима возвратилась в центр страны.

Но обосновалась не в родной Пермской губернии, а на Печоре, в селе Усть-Цильма. Здесь продолжала заниматься привычными делами: охотой, изучением собак и сбором кинологических данных, готовила к изданию большую работу о диких зверях, обитателях российской тайги и тундры.

В 1911 году Мария Георгиевна переехала на заимку Лайская близ станции Тундра. (В какой губернии находился этот населенный пункт, установить не удалось.) Здесь же в 1912 году она скоропостижно скончалась. В российских журналах «Новое время» и «Рыболов и охотник» были помещены некрологи в связи с ее кончиной.

* Обстоятельства возвращения её из Японии пока не очень известны. Возможно, что рассказы о "бегстве из плена" это преувеличения нынешних журналистов, т.к. все жители Сахалина были вывезены японцами с Сахалина в Японию (подальше от боевых действий), а потом, в этом же году кораблями доставлены во Владивосток.

О существовании акитоподобных собак в Витимской тайге и у сахалинских нивхов в 1911 году сообщала выдающаяся заводчица лаек Мария Георгиевна Дмитриева-Сулима. Вероятнее всего эти собаки попали на Японские острова с низовий Амура от тунгусов и с Сахалина от сахалинсских нивхов.

В 1911 году М.Г.Дмитриева-Сулима описала коренной тип лисоподобных лаек бродячих тунгусов, которая отличается от шибы лишь круглым зрачком. И эти лайки считались лучшими охотниками в мире. Может быть это остатки некогда обширной группы собак, проникшие на Японские острова в неолите с низовий Амура и о.Сахалин. Статья японского автора о собаках ДВ http://www.shiba-inu.spb.ru/hunting_dog.html
Tags: Мария Дмитриева-Сулима, заводчики, история, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment